гражданская война в кино

Гражданская война в кино

Великий полководец Сталин, весельчак Чапаев
и другие мифы

весельчак
василий
иванович

Отправная точка фильмографии Гражданской войны. Братья (на самом деле — однофамильцы) Васильевы сняли апокриф про нового советского святого, переписав его биографию и пересочинив заново его образ. Собственно эпизодов из истории Гражданской войны тут всего два: «психическая атака» войск Каппеля и гибель Чапаева. Оба выдуманы, но оба мгновенно и навсегда отпечатались в массовом сознании.

Георгий и Сергей Васильевы

1934

«Чапаев»

Что касается первой сцены — в реальности схватки войск Чапаева и Каппеля никогда не было. Как не воевали с Чапаевым войска в черных мундирах и не было ни у одного из противников героя знамени с «Адамовой головой». Васильевы скомпилировали разные устоявшиеся образы белогвардейцев: Каппель как один из самых популярных военначальников, о котором каждый зритель наверняка что-то слышал. Черные мундиры знакомы публике по карикатурам и плакатам — так же, как знамя с черепом. Все эти расхожие образы Васильевы объединили в мощный единый эпизод — сцену ритмичного приближения живых мертвецов.

Василий Чапаев в группе с комсоставом дивизии перед отъездом в академию Генерального штаба РККА, 1918

Василий Чапаев, Иван Бубенец, Иван Кутяков, 1918

Красноармейцы 25-й стрелковой дивизии на железнодорожных платформах во время следования на новые боевые позиции, 1919

Сцена гибели Чапаева тоже собрана из разных источников. В воспоминаниях красноармейцев, с которыми встречались режиссеры, бойцы пытались переправить раненого комдива на другой берег, по дороге он погиб. В романе Дмитрия Фурманова «Чапаев» герой, переправляясь через реку, гибнет от пули, попавшей в голову. Васильевы снова свели эти версии к сильному визуальному образу: Чапаев не гибнет и не тонет, а просто исчезает в водах реки Урал. Эти эпизоды — сцены из былины — под стать образу самого Чапаева в фильме. Комдив здесь весельчак и балагур, носитель сермяжных народных мудростей. Ядерная смесь Суворова, Черномырдина и поручика Ржевского, идеальный герой анекдотов.

Моряки — краса
и гордость
революции

Героическая драма по сценарию автора «Оптимистической трагедии» Всеволода Вишневского. Фильм посвящен обороне Петрограда от войск Юденича.

Ефим Дзиган

1936

«Мы из Кронштадта»

Правда, главные герои выбраны неожиданные: кронштадтские моряки. Они действительно в той обороне сыграли роль, но второстепенную. В планах войск Юденича действительно был захват фортов на юге Финского залива и моряки правда помешали им это осуществить. Этот малозначительный, в общем, сюжет стал основой популярного фильма, в первую очередь, по политическим причинам. Картина про участие моряков-кронштадтцев в обороне Петрограда от Юденича надолго вытеснила из массового сознания прочие, куда более громкие события, связанные с ними. В первую очередь, антибольшевистское восстание 1921 года.

Линкор «Петропавловск» после подавления Кронштадского мятежа, 1921

Мятежные линкоры «Петропавловск» и «Севастополь» в Кронштадте, 1921

Обстрел кронштадтских фортов курсовой батареей, 1921

Подавление Крондштатского восстания

Подавление Крондштатского мятежа. Красная армия атакует Кронштадт. Финский залив, 1921

Ефим Дзиган снял редкий для советского кино пример фильма, в котором вовсе нет отдельных персонажей — только массы. И состоит лента из почти балетных номеров: моряки идут по улицам, десант высаживается, войска перемещаются по берегу, войска ползут на брюхе по полям. Орудуя такими массами, Ефим Дзиган и оператор Наум Наумов-Страж заставляют зрителя от событий отстраниться, смотреть на них не как на реальность, а как на страницу из учебника истории, с высоты времени и пространства.

Великий
полководец
Сталин

Две картины в одной. Первая — пропагандистский фильм, рассказывающий накануне Сталинградской битвы про оборону Царицына (то есть Сталинграда же) великими полководцами, Сталиным и Ворошиловым. И про то, как им мешает оборонять город злодей и бюрократ Троцкий.

Леонид Луков

1942

«Александр Пархоменко»

В сценарном плане — мастер-класс, как заморочить голову любому зрителю, даже доктору исторических наук. Действие развивается сразу в четырех точках: Царицын, Крым, Киев, Москва. Они смешиваются, и получается, что Царицын оккупирован немцами и махновцами, в нем одновременно заседает правительство, а войска пытаются его оборонять. В сюжете разобраться нет никакой возможности, но понятно, что конспирологическая схема «немцы тайком поддерживают анархистов и белогвардейцев в борьбе против коммунистов» не имеет к реальности никакого отношения.

Белогвардейский бронепоезд «Единая Россия» под Царицыным, 1919

Бронепоезд «Черноморец» в составе 10-й армии РККА под командованием на подступах к городу Царицыну, 1918

Красногвардейцы Царицына, 1918

Другая лента — суперхит, советский блокбастер экстракласса. Уморительная комедия, в которой самым смешным персонажем неожиданно оказывается батька Махно в исполнении Бориса Чиркова. А еще фильм подарил миру песню «Ты ждешь, Лизавета» и эпизодическое появление Фаины Раневской, которая потом всерьез считала крошечную роль певицы в кабаке одной из лучших своих работ.

Честные
чекисты

Слабый предвестник оттепели: главный режиссер эпохи Михаил Калатозов снимает фильм на очень коньюнктурную тему, биографию Дзержинского. С одной стороны, он представляет тут полную галерею советских богов: Ленин, Сталин, Свердлов, Калинин. С другой — все эти образы уже отходят от канона, романтизируются. Тактики, стратеги и политики сменяются мечтателями.

Михаил Калатозов

1953

«Вихри враждебные»

Главные события сюжета — подавление мятежа 1918 года, борьба с беспризорностью — даны только через сцены диалогов Дзержинского с широкими народными массами. В реальности борьба с левыми эсерами была не самой удачной — чекист оказался в заложниках, а после подавления восстания был ненадолго смещен со своего поста.

Беспризорники, 1920

Беспризорники, 1920

Беспризорники, 1920

Искоренение беспризорности тоже сомнительная заслуга Дзержинского: он лично ею не занимался. Учитывая это, ленту Калатозова можно считать одним из самых успешных имиджевых проектов в советском кино. Он создал образ чекиста как мастера переговоров, дипломата, а не борца. Мифы о «конторе глубокого бурения» как самой честной, прозрачной и компетентной, и об её сотрудниках — как о талантливых и хорошо образованных светских львах — будут жить еще очень долго.

Происки
иностранных
агентов

Попытка говорить о Гражданской войне как о Холодной. Буквально каждое слово, произнесенное с экрана, в точности соответствует риторике противостояния между сверхдержавами.

Николай Розанцев

1965

«Заговор послов»

По сюжету иностранные государства интригуют против молодой советской власти и хотят страшной войны, братоубийственной и жестокой. Фильм отказывается от любой претензии на правдоподобие: дипломаты Франции и Британии уговаривают латышских стрелков арестовать большевистскую верхушку и поставить во главе страны ставленников мирового империализма.

Английские войска во Владивостоке, 1918

Английские и американские военные под Владивостоком, 1919

Высадка американских войск в Архангельске, 1918

Высадка американских войск во Владивостоке. 1918–1921

Высадка французских войск во Владивостоке. 1918–1921

Контрольно-пропускной пункт на границе французской военной зоны. Одесса, 1919

Парад американских войск во Владивостоке, 1918

Никакая актерская игра не способна сделать эту конспирологию живой — даже честные попытки Олега Басилашвили сыграть британского дипломата сложной фигурой разбиваются о стоеросовый текст. Но конспирология ложится на хорошо удобренную почву. Миф об иностранцах, которые нас хотят захватить и разграбить, невероятно живуч.

Чекисты-
романтики

Первое явление одного из главных советских героев, Штирлица. Герой романов Юлиана Семенова, Всеволод Владимиров пока еще в СССР, и получает ответственное задание. Он должен помочь вышибить из Владивостока братьев Меркуловых и не дать им объединиться с атаманом Семеновым и японцами.

Борис Григорьев

1967

«Пароль не нужен»

В действительности помощь Штирлица вряд ли была нужна: соседняя советская Дальневосточная республика поддерживала местных партизан, руководители Приамурского земского края боролись за власть (у Семенова она принадлежит Спиридону Меркулову, хотя тот ушел в отставку и его место занял генерал Дидерихс), да и интервенты не были готовы за Владивосток сражаться до последней капли крови.

Десант японских войск. Владивосток, 1918

Парад японских войск во Владивостоке, 1918

Японская тяжелая артиллерия в Хабаровске, 1918

Японские интервенты во Владивостоке, 1918

Японские пушки во время следования в Хабаровск, 1918

Важно тут другое — образ разведчика как такового. Главная роль досталась секс-символу Родиону Нахапетову. Его Владимиров взрослеет, испытывает духовный кризис, по-настоящему влюбляется, путается в своих мнимых именах, страдает. С помощью сюжета про Меркуловых во Владивостоке Григорьев и Семенов создают вполне живучий образ чекиста времен Гражданской как романтика, пламенного юноши.

Русский офицер
страдает
за Отчизну

Евгений Карелов взялся за тему «война и искусство», только подошел к ней с кинематографичной стороны. Сюжет — не о художниках, а о кинооператорах (в финале — в точности как в «Докторе Живаго» — прилагается подборка произведений главного героя).

Евгений Карелов

1968

«Служили два товарища»

У главного героя, «человека с киноаппаратом» Некрасова, множество прототипов: еще во время Первой Мировой с самолетов снимали вражеские укрепления. Операторов времен Гражданской — множество: Петр Новицкий, Григорий Гибер, Петр Ермолов. Большинство из них потом работало на самых разных киностудиях. Укрепления Перекопа снимал десяток разных разведчиков, так что Некрасов — точный собирательный образ.

Эвакуация войск генерала Врангеля. Крым, 1920

Эвакуация войск генерала Врангеля. Крым, 1920

Эвакуация войск генерала Врангеля. Крым, 1920

Эвакуация войск генерала Врангеля. Крым, 1920

Эвакуация войск генерала Врангеля. Крым, 1920

Кроме того, событием фильм сделала параллельная сюжетная линия, связанная с белогвардейским поручиком Брусенцовым. Эта роль досталась Владимиру Высоцкому — и стала лучшей в его фильмографии. Функционально он в сюжете нужен только как убийца главного героя, фронтового оператора Некрасова. Но линия его куда обширнее и сложнее. Таких белогвардейцев до 1968 года на экране не было. Брусенцов — трагический герой истории, персонаж, предчувствующий надвигающуюся катастрофу — лег в в основу каждого фильма про белых, которые воюют «за Бога, царя и отечество».

Интеллигенты
верят в
революцию

Еще один героический портрет чекиста времен Гражданской войны. Вообще романтической разведкой ВЧК не слишком занималась. Куда больше отличилась в сфере контрразведки — поисков диверсантов и их ликвидации.

Евгений Ташков

1969

«Адъютант его превосходительства»

Но сюжетную структуру «Бонда» на фактуру Гражданской войны режиссер Евгений Ташков всё же попытался примерить. Да и фактологию вполне сохранил: тут есть реальные персонажи. Чекист Мартын Лацис, например, или фигурирующий в сюжете атаман батька Ангел. У главного злодея, персонажа Владислава Стржельчика, есть узнаваемый прототип, генерал Май-Маевский, командовавший наступлением Добровольческой армии на Москву. Все они в фильм введены не столько для общей убедительности шпионского сюжета, сколько в виду их укорененности в массовом сознании. Лацис, может, самый знаменитый чекист после Дзержинского. Май-Маевский славился своей нетерпимостью к большевизму и действительно выискивал симпатизирующих им среди своих подчиненных. Ангел был воспет и Юрией Олешей, и — позднее — в одноименном фильме Андреем Смирновым. Как эдакий Стенька Разин Гражданской, только с чертовщинкой.

Антон Деникин во время парада после освобождения Харькова Добровольческой армией. Харьков, 1919

Пехотная рота Добровольческой армии, сформированная из гвардейских офицеров, 1918

Солдаты добровольческой армии у танка «Генерал Дроздовский», 1919

Трофейный немецкий самолет в составе Добровольческой армии, 1918-1919

В лучших традициях советского кино, фильм построен на сильных актерских образах. Капитан Кольцов — Юрий Соломин, генерал Ковалевский — Владислав Стржельчик, даже крохотная роль Мики, адьютанта Ковалевского, которая досталась будущему Арамису Игорю Старыгину — все они показали на экране совершенно других, незнакомых публике белых. Не мертвецов-фанатиков, а гладко выбритых аристократов с манерами и кавалерийской выправкой. Если Высоцкий создал миф как сложный образ, то Старыгин, Стржельчик и Соломин сочинили иконографию белогвардейца. Показали, как он выглядит в кино и в массовом сознании.

Бандиты воюют
на Востоке

Владимиру Мотылю удалось то, к чему стремилось большинство его современников в работе с историко-революционной темой. Сделать её яркой и зрелищной. На основе поэтики и драматургической структуры вестерна — песок, жара, противостояние пришельцев и коренных жителей, культуры и бескультурья — он создал, может, самый остросюжетный отечественный фильм всех времён. «Солнце» сформировало целый ряд устойчивых образов и мифологем. В том числе, исторических.

Владимир Мотыль

1970

«Белое солнце пустыни»

Большинством зрителей злодей Абдула воспринимается как бандит. Хотя вообще-то он — басмач, участник мощного партизанского движения, существовавшего в Азии. Его участники — басмачи — вели против красной армии войну под знакомым нам названием, джихад. Боролись с неверными. В Туркмении, где происходит действие «Солнца», эта борьба продолжалась до середины двадцатых.

Дехкане записываются в добровольческий отряд по борьбе с басмачами, 1920

Корпус фильмов про войну басмачей и красных обширный: достаточно вспомнить «Алые маки Иссык-куля» или «Тринадцатого» Михаила Ромма. В них движение подавалось как религиозное, фанатичное. Мотыль же показал басмачей как уголовников. Хоть и не лишенных романтики и обаяния. Такими басмачи и остались в массовой культуре.

Красные
партизаны против
белых военных

Борьба красных партизан с могучим бароном Унгерном, освободителем Монголии, вторгшимся вместе со своими войсками в Забайкалье.

Барас Халзанов

1971

«Кочующий фронт»

Благодаря фильмам про Великую Отечественную и историям про войну 1812 года, противостояние партизан и кадровых военных всегда считывался зрителем вполне определенно: партизаны — молодцы, кадровые военные — злодеи.

Группа монгольских партизан — участников боев против интервентов, 1923

На самом деле роль главного героя, Петра Щетинкина, в деле борьбы с Унгерном была не так велика, как показано во «Фронте»: скорее символическая, он барона пленил и доставил в Иркутск. Но миф про партизан, которые идут с вилами на пушки и ружья, оказался живуч и применим к Гражданской войне.

Большевики
спасают
искусство

Режиссер Владимир Бычков задался амбициозной целью совместить формат историко-революционного кино, обращение к миру искусства, детектив, боевик и мюзикл.

Владимир Бычков

1971

«Достояние республики»

Чудо, но под таким пестрым соусом собственно сюжет про поиск пропавших шедевров живописи не блекнет. В первую очередь, потому, что все составляющие сюжета направлены примерно в одну точку: прекрасное на службе революции. Артисты, киношники, циркачи, художники, даже иконописцы здесь охотно идут бороться за власть Советов.

Осмотр драгоценностей российской императорской фамилии сотрудниками иностранных посольств и их женами в помещении Гохрана, 1923

Сотрудники Гохрана извлекают драгоценные камни из ювелирных украшений, 1923

Один из иностранных гостей Гохрана примеряет корону российских императоров. В руках у него символы царской власти – скипетр и держава, 1923

Гражданская война оказывается противостоянием творчества с собирательством, молодых авангардистов и эстетов с престарелыми музейщиками и управляющими поместьями. В действительности непосредственно во время Гражданской войны творческая интеллигенция сотрудничала с властью в тылу, в Москве и Петрограде, но никак не на полях сражений. Художников-ветеранов боевых действий — раз-два и обчелся. Эйзенштейн, катавшийся с агитпоездами — самый известный пример. Не слишком убедительна и сама фабула — государство всерьез озаботилось художественными коллекциями аристократических семейств позднее, в двадцатые годы. Во время Гражданской национализировали и продавали не полотна, а ювелирные изделия и драгоценности. До старых мастеров дело дошло только в двадцатые, что и кончилось трагической распродажей эрмитажной коллекции.

Русский офицер
тоскует по Родине

Один из первых фильмов про русскую эмиграцию. Вернее, про нашедших убежище в Болгарии офицеров врангелевской армии.

Юрий Карасик

1985

«Берега в тумане»

Генерал Кутепов, которого тут играет Петр Щербаков, действительно провел там несколько месяцев, пока не был выдворен из страны властями.

Александр Кутепов. Париж, 1929

И правда планировал дальнейшую судьбу своего первого армейского корпуса. Только о боевых действиях, как в фильме, речи не шло. Скорее, это были попытки хоть как-то устроить подчиненных за границей. При этом «Берега» — редкий случай камерного кино про Гражданскую. Здесь нету устоявшихся образов; главный герой, офицер Егорьев — не кадавр и не балетный статист «за веру, царя и Отечество», а живой персонаж. В общем, Карасик совершил тихую революцию в кинематографе про Гражданскую: внёс в мифологию войны еще один обязательный компонент. Офицера, тоскующего по Родине и не способного жить в отрыве от неё.

Белый офицер —
ум, честь
и совесть

Краеугольный камень в нынешней иконографии Гражданской войны. Здесь, как в зеркале, отразились все мифы об отечественной истории двадцатого века, все социальные комплексы.

Андрей Кравчук

2008

«Адмирал»

Александр Колчак, 1920

Дореволюционная Россия как потерянный рай, подлое предательство иностранцев, война злобных голодранцев и офицерами, для которых слово «честь» превыше всего. Собственно неточностей тут немного: больше дешевых и неправдоподобных деталей. Священник ходит с кадилом по полю боя, среди выкошенного красными полка. Каппелевцы идут в атаку под «Прощание славянки». Медсестра ведет звонким криком в бой офицеров. Это не ошибки в фактологии, а чистое мифотворчество, популяризация образов. Плоских, плакатных, примитивных.

Александр Колчак, 1920

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ФОТО
  • Мультимедиа Арт Музей
  • Diomedia
  • Imperial War Museums
  • Wikimedia Commons
ВИДЕО
  • Киноконцерн «Мосфильм»
  • ЗАО «Дирекция кино»

НАД ПРОЕКТОМ РАБОТАЛИ